?

Log in

На телеканале "Культура" вышла новая передача "Агора" с Михаилом Швыдким, ценная уже самим фактом неидеологизированного и взаимно корректного обсуждения довольно острых тем на одном из центральных государственных телеканалов. Первый выпуск напрямую посвящён скандалу вокруг ещё не вышедшего фильма "Матильда" А. Учителя; тема второго формально - "Современный театр", но речь идёт по существу о праве художника на свободу от государственного и общественного вмешательства. Третий выпуск посвящён теме политической оттепели.

Отзыв героя первой программы - режиссёра Алексея Учителя:

"Мне кажется, что в программе «Агора» положено очень хорошее начало здорового и честного обсуждения наболевших вопросов в сфере культуры... Как раз такой передачи не хватало на нашем телевидении. Все программы, которые есть, либо находятся в другом формате, либо в них, в основном, говорится об актуальных и конкретных событиях в политической и социально-экономической сфере, а вот проблемы в области культуры в подобном формате, по-моему, никогда не обсуждались".








В созданных человеком мультимедийных джунглях можно запросто пройти мимо этого документального сериала, выпущенного компанией BBC в прошлом году, хотя он и попал в поле зрения некоторых сетевых СМИ, а отдельные герои - новорожденная игуана, спасающаяся от стаи змей, и удивлённая капибара - ненадолго ушли в народ.

Всё же "Планета Земля II" ни этими, ни другими сценами, снятыми действительно впечатляюще, не исчерпывается. Да и дело вовсе не в суперсовременных технологиях видеосъёмки (о них, правда, создатели не устают напоминать), а в проблеме, которой вообще-то не ждёшь от документального фильма "про животных". Или ждёшь, но в какой-то общей, не обязывающей к чрезмерной рефлексии форме. Да - многие виды животных исчезают, да - человек отбирает себе всё бо́льшие куски планеты, но это едва ли воспринимается как катастрофа, когда у человечества и других забот хватает, а чем грозит нам сокращение популяций слонов или леопардов, не так-то просто объяснить.

Замечательно, что "Планета Земля II", собственно, и не объясняет, и не пугает никакими ужасными последствиями, а скрупулёзно показывает, как в самых немыслимых условиях, в самых безжизненных уголках света птицы и рептилии, грызуны и хищники ежедневно занимаются выживанием. Несколько однообразные по своим драматическим перипетиям (поймал жертву или упустил, победил конкурента или отступил, прожил ещё один день или не дотянул) и всё равно завораживающие эпизоды движутся через пять серий к шестой, ради которой, как можно предположить, и была вся затея.

О чём она, эта серия, - молчок. Но если и черепашки-биссы не вызовут у тебя, румяный зритель, слёз раскаяния и обещаний сделать этот мир лучше, то, похоже, миру больше не на что рассчитывать.

---------------------

На самом деле есть ещё одна, дополнительная серия, включающая лучшие сцены из фильма и представляющая, по сути, односерийную его версию. Очень занятый Кролик, вероятно, начал бы с неё.

Ко Дню рождения Санкт-Петербурга - подборка видео об основании города:
- более или менее "парадная", общепринятая версия (фрагмент из фильма В. Якубова "Утраченный Петербург", 2008);
- живой рассказ Леонида Парфёнова в его фирменном стиле (из фильма "Российская империя", 2000-2003);
- мнение петербургского историка Даниила Коцюбинского (с упором на преемственность, связь Петербурга с предшествующей историей этих земель).







* * *

Когда закинешь невод в третий раз
И посмеётся золотой карась,
Танцуя в мирных во́лнах рядом с сетью,

Достанет ли хотя бы на ерша
Твоей надежды, сирая душа,
В обманчиво густом, безрыбном свете?

Куда ушла вся рыба из морей?
Истаивают лодки рыбарей,
И рябь не дрогнет под закатным солнцем.

Всё тише, лучше всё, смотри, старик,
Уносит чайка свой печальный крик.
В корыте дня – воды́ на самом донце.

Но кажется, бездонна благодать.
Ни дома, ни старухи не видать.
Свисает ночь холодными клоками.

Как будто тьма земная вышла вся.
Чешуйки золотого карася
Ясны, как день. Бери его руками.



Фрагмент из лекции "Поэзия чувства и мысли в поэзии Фета и Тютчева" (17.12.2014)


Фёдор Тютчев. Весенняя гроза

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний, первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.

Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце нити золотит.

С горы бежит поток проворный,
В лесу не молкнет птичий гам,
И гам лесной и шум нагорный —
Всё вторит весело громам.

Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.

(<1828>, переработка в нач. 1850-х)



«В учебниках для младших школьников это стихотворение печатается без последней строфы. С этих стихов начинается та крупная неправда, которая пронизывает всё российское образование. Почему? Потому что стихи совсем не про грозу, не про природу. Та природа, которая здесь у Тютчева есть, – это природа метафизическая. Дождевые капли мало похожи на перлы, они прозрачные, а жемчуг прозрачным не бывает. Но «перлы» – потому что на них радужная оболочка сверкает. А кроме того, «перлы» относятся к той возвышенной лексике, которая как бы и поднимает всегда поэзию Тютчева. На это обратил в своё время внимание Тынянов, который показал, что Тютчев делает удивительную вещь. Он во всех своих стихах, честно говоря, элегичен, он повествует о каких-то своих мыслях, о каких-то вполне частных переживаниях, о состояниях, связанных с восприятием осенних сумерек, например, или заката, который он видит. Но дело в том, что все частные переживания человека, они традиционно должны были существовать, закрепляться и передаваться в жанре элегии. А Тютчев выбирает для закрепления своего мимолётного, интимного состояния стилистику оды. Не случайно до 1870-х годов, когда, казалось бы, с Ломоносовым, Державиным было окончательно в демократической традиции и лирике покончено, Тютчев продолжает писать стихи, в которых мы встречаемся с лексикой будто бы только что сошедшей со страниц державинской оды.

Read more...Collapse )



Об А. Машевском в этом журнале

«Венера Брянская»



К теме: Первобытное искусство


«Венера» из Хотылёво. Ок. 23 тыс. л. н. Бивень мамонта. 5 см.
(Фото: Александр Пахунов / пресс-служба Института археологии РАН)

На верхнепалеолитической стоянке «Хотылёво-2» в Брянской области найдена женская статуэтка из бивня мамонта. Такие фигурки называют "палеолитическими венерами". Подобная находка - сама по себе редкость и большая удача, а уж "венер" такой целости, сохранности и выразительности, как статуэтка из Хотылёво, обнаружено к настоящему времени всего не более трёх десятков.

Руководитель экспедиции Константин Гаврилов сообщает: «Статуэтка в Хотылёво-2 была найдена прошлым летом, во время раскопок нового комплекса, открытого в 2005 г. Для него характерны значительные скопления костей животных, в основном — мамонта. Мы нашли здесь ямы, крупное скопление костного угля, многочисленные пятна охры. Сама статуэтка изображает довольно тучную женщину, но при этом фигурка очень изящна, благодаря своим миниатюрным размерам (около 5 см в длину) и удлинённым пропорциям ног. Достоинства её состоят в художественном совершенстве. Кроме того, надо отметить хорошую сохранность фигурки и ясный археологический контекст. Последнее важно для реконструкции значения этого произведения».

Относительно "венер" вообще К. Гаврилов замечает: «Большинство учёных считает, что это были обрядовые, ритуальные предметы, их изготавливали, а потом либо ломали, либо “хоронили” в специально выкопанных ямах. Поэтому целых “венер” намного меньше, чем обломков: несколько десятков против сотен».

"Брянская Венера", впрочем, найдена не "похороненной", а просто лежащей рядом с костями животных. Традиционно такие фигурки связывают с культом плодородия и деторождения. «Видимо, в данном случае следует говорить о воспроизводстве промысловых животных, о продолжении рода, о благополучии и возрождении мира в целом», - поясняет руководитель экспедиции.

«Венера» из Хотылёво
(Фото: Александр Пахунов / пресс-служба Института археологии РАН)



Источники

http://www.nkj.ru/news/31136/
http://22century.ru/allsorts/47525

* * *

Прелесть насиженных мест,
Крепость родного гнезда,
Ладный, посильный, заношенный крест.
Не уезжай никуда.

Даже не слушай апрель,
Даже с ним не говори.
Не пропускай его дальше дверей,
Сам оставайся внутри.

Он-то горазд на подъём,
Пустоголовый пострел.
Было бы столько же ноши на нём,
Ты бы тогда посмотрел.

Ты бы тогда увидал,
Если я тоже не лгу,
Круглые башни родного гнезда
В лёгком апрельском снегу.

Снег – это сущий обман,
Тает и снова идёт.
Глупое утро ныряет в карман
И по копейке крадёт.

Карен Шахназаров на съемках сериала "Анна Каренина"

Пока из отзывов о сериале наиболее интересным показалось мнение Дмитрия Быкова, а немногочисленные попытки заступиться за фильм (раз, два) выглядят не слишком убедительно.

* * *

Что касается замысла фильма, Карен Шахназаров не скрывает, что его интересовала главным образом тема взаимоотношений мужчины и женщины (об этом он говорит и в "Белой студии", и говорит, надо заметить, скучновато). Из многогранного романа, таким образом, извлекается одна грань - история любви и непонимания в этой любви. Часто приводят слова самого Толстого о своём романе: "Я горжусь... архитектурой - своды сведены так, что нельзя и заметить, где замок". Благодаря фильму Шахназарова становится понятно, что без второй половины "свода", без линии Левина и Китти, постройка не удерживается, одинокая история Анны становится плоской и приземлённой. Дело оказывается не в том, что Левин автобиографичен и выражает терзания самого Толстого, а в том, что только опираясь друг на друга, эти две истории возвышаются, выходят из того "отношенческого", любовно-семейного плана, и тогда адюльтер с Вронским становится почти богоборческим и трагическим актом человека, настаивающего на своём праве на счастье, на устроение собственного бытия. У Шахназарова получается, скорее, затянутый очерк на тему семейной психологии. Кстати, именно семейной, потому что, скажем, тема страсти, безумной, необъяснимой и губительной, не в фокусе фильма, картина зарождения этой страсти размыта. Зато мы в подробностях можем увидеть, почему не получается семейное счастье у Анны с Вронским: ей нужно, чтобы он был всё время с ней, а у него есть ещё другие интересы в жизни, общественная деятельность, друзья. Это всё может быть интересно и глубоко, конечно, дело не в "мелкотемье", а в том, что не видно средств, за счёт которых эта глубина могла быть обретена.

Read more...Collapse )

* * *

Музыканту сломать пальцы – чего проще?
Остряку обрезать язык – и смех смолкнет.
У философа голова – как у прочих,
Приложили раз – и идёт, дурачок, мокнет.

Что ты скажешь теперь, тростник позвоночный?
Что такое ты есть – дым, болотный запах?
Из чего ты тогда возник прелой ночью?
Что ты держишь так нежно в бессильных лапах?

* * *

В перегоне между Сенной и Техноложкой
Не умещаются ни звёзды, ни голоса.
Разум скребёт по самому дну пустой ложкой,
Стоя на самой вершине чёртова колеса.

Нечего размазывать по щекам землянику,
Некому предъявить развороченное нутро
Как роскошную, но и расхожую улику.
Завтра первым спустишься в проветренное метро.

Что ещё у ловца могут спросить креветки?
Где привольнее плавать? Кого называть врагом?
Он-то каждый день едет домой по синей ветке,
Глядя, как мы, смеясь, переходим в другой вагон.

Profile

a_fixx
Алексей Засыпкин

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono