?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сразу несколько неожиданных и глубоких вопросов затронуто в небольшом по объёму интервью Т. А. Касаткиной (t_kasatkina) "Литературной России" (№40. 04.10.2013).

О Достоевском от крупнейшего достоевиста:

"Достоевский принадлежит к тем писателям, которых абсолютно нельзя читать линейно. А его очень часто именно так и читают. То есть, если человек только один раз прочитал какой-то роман Достоевского, то это всё равно, что он его не читал ни разу. <...> ... для него [Достоевского] очень важно, с одной стороны, непрямое, а, с другой стороны, очень отчётливое высказывание. И поэтому у Достоевского есть целая система обозначения ключевых мест. Например, когда вдруг автор или повествователь в романе пишет: «не знаю, зачем он это сказал» или «непонятно, к чему это», «с чего это вдруг» - это однозначный маркер того, что нас переводят из внешнего, поверхностного сюжета в некий более глубокий слой, на другой уровень – туда, где мы действительно можем найти истинный смысл романа, истинный смысл говоримого. <...> Поэтому Достоевский часто вызывает такое отрицание вплоть до истерики: человек не хочет работать с собой, он хочет просто читать текст, а ты его, мол, при этом не трогай, оставь его самого (читателя) в покое — он ЗА пределами, он хочет лишь испытывать эстетическое чувство. А тексты Достоевского не дают ему испытывать эстетическое чувство, потому что они построены как полоса препятствий, и если ты одно препятствие не проходишь, то до следующего ты не доходишь тем более".

Бальзам на души поклонников фэнтези из "академических" рук:

"Фэнтези действительно сейчас создаёт наиболее мощные философские тексты, наиболее мощные воспитательные тексты, то есть всё то, что требуется (во всяком случае требовалось веками) от литературы — осмысление мира и воспитание человека, который должен жить в таким образом осмысленном мире. И в этом смысле, конечно, если в XX веке искать реальных преемников Достоевского (а что Достоевский, что Толстой на самом деле не художественные тексты писали, а думали, как преобразить мир и человека), то их продолжателями будут такие писатели как Толкин и Льюис. <...> Именно в литературе фэнтези, в частности, у Мартина в «Игре престолов» <...> создаётся совершенно новый тип организации текстов, когда ни один из героев не является отрицательным или положительным персонажем. <...> Мартин выстраивает некий круг <...> меняющихся точек зрения, где каждый человек вне зависимости от того, по какую он сторону баррикад, оказывается сложным, настоящим, достойным нашего внимания и нашего сочувствия. И одновременно Мартин совершенно не размывает этический стержень. То есть он просто показывает, что этот этический стержень не в том, чтобы принадлежать к «нам», а в том, чтобы быть человеком и личностью в той ситуации, в какую ты попадаешь, и не важно, по какую ты сторону границ... Вот это, я считаю, наиболее интересное место современного литературного процесса".

Кстати, Толкин привлекал и выдающегося филолога С. С. Аверинцева, о чём тот признавался в "Беседах о культуре":

"...мой отдых — фантастическая проза недавно умершего [сказано в 1981 г.] английского писателя Толкьена («Повелитель колец», «Сильмарилион» и т. п.). Персонажи там сказочные — эльфы, гномы, хоббиты, тролли, гоблины и т. п.; но это не сказки, а, скорее, героический эпос или рыцарские романы. Этого нельзя просто читать, находясь вне толкьеновского мира и глядя на него со стороны, надо входить в него — чтобы его стихия сомкнулась над головой".

И ещё один нетривиальный поворот от Татьяны Александровны:

"Очень часто лучшая похвала тексту: «Ну! Как про меня написано!». Так вот, если мы так говорим, это значит, что текст не прочитан вообще, потому что нет представления о том, что текст – это вообще-то не ты, а текст – это – другое, и нужно услышать из этого текста не то, что ты уже знаешь, а то, чего ты ещё не знаешь! Точно так же и о человеке, который перед тобой находится, нужно узнать не то, что тебе абсолютно сродно и соприродно, а то, что в нём другого, и осознать эту разницу, просто для того, чтобы не ходить ему по ногам и не бить по тем частям духовного тела, которых у тебя, допустим, вовсе нет. Нужно осознавать всё время вот эту вот инаковость, эту другость другого, а это даётся только за счёт обучения чтению".

Posts from This Journal by “Достоевский” Tag

  • В честь кого назван канал Грибоедова?

    Баганц Ф. Ф. Петербург. Екатерининский канал. Начало 1860-х годов. О том, что канал Грибоедова обязан названием не автору "Горя от…

  • Выставка "Достоевский. Городу и миру"

    Владимир Паршиков. Гефсиманский сад. 2012. Холст, масло. Фрагмент Выставка "Достоевский. Городу и миру" прошла в Центре искусства и…

  • Игра в бисер с "Бесами"

    В выпуске передачи "Игра в бисер", посвящённом "Бесам" Достоевского, собралась интересная компания, которая знала, о чём говорить (и знала, о чём…

  • "Немцу это не может так понравиться"

    Отзыв Ф. М. Достоевского о художественной выставке 1873 года в Петербурге Генрих Семирадский. Грешница. 1873. Холст, масло. 250x499 см.…

  • О разных "Бесах"

    Фильм "Бесы" (реж. В. Хотиненко, 2014) "Бесам" Владимира Хотиненко телевидение уделило какое-то совсем уж чрезмерное внимание. С…

  • Художественная выставка "Российский Север". Часть 1. Охота на титанов

    Копьев М. В. 1947 г. р. Вологда Пушкин. Вдохновение. Из цикла "Посвящение Пушкину". 2009 Бумага, пастель У кого прерафаэлиты с…

  • (no subject)

    На "Культуре" вчера начался показ цикла из 4-х фильмов "Открытость бездне Достоевского", представляющих из себя размышления замечательных…

  • (no subject)

    Иван Крамской. Созерцатель. 1876. Холст, масло. 85×58 см. Музей русского искусства, Киев. «У живописца Крамского есть одна…

  • "Братья Карамазовы". Подборка видеолекций

    1. «Братья Карамазовы»: образ мира и человека». Лекция Татьяны Касаткиной. 2. "Кто убил Фёдора Павловича?". Лекция…

Profile

a_fixx
Алексей Засыпкин

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono