?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Кефисодот Старший. Эйрена с Плутосом. Деталь.
Мраморная римская копия с греческого бронзового оригинала ок. 370 до н. э. Глиптотека, Мюнхен.


В теории мы, в общем, понимаем, что искусство (как и многое другое) имеет две стороны - форму и содержание. Однако, когда случается рассуждать о конкретных книгах, фильмах, картинах, то часто ли отдаём себе отчёт, о какой стороне в данный момент говорим? Это вовсе не праздный вопрос, поскольку из него вытекает второй: насколько мы владеем той стороной, о которой берёмся судить в первую очередь? Например, 9 из 10 театральных зрителей, если поинтересоваться их мнением о просмотренном спектакле, начнут с оценки актёрской игры, что довольно странно, ведь это как раз вопрос формы, техники, и весьма специальный. Кажется, что, напротив, содержание произведения искусства - это та область, где мы всё-таки имеем больше оснований для выводов, потому что здесь дело сводится к смыслу увиденного или прочитанного, а смысл, если мы не говорим об абстрактном искусстве, должен быть более или менее доступен для неспециалиста. Тем удивительнее для меня было узнать, что даже у профессионалов наибольшие пробелы и проблемы существуют как раз в сфере содержания.

Так, искусствовед Л. И. Акимова пишет (применительно к изобразительному искусству):

"В известных нам историях искусства анализ содержания отсутствует; предполагается, что содержание есть то, что каждый зритель видит невооружённым взглядом в памятнике. <...> К настоящему времени детально изучены стили, типология форм, региональные школы скульптуры. Однако смысл памятников остаётся неведомым. <...> Содержание считается чем-то внеположенным форме, которая, собственно, и представляет искусство" ("Искусство Древней Греции: Геометрика, архаика", СПб., 2007).

Похожие соображения, только уже в отношении литературы, встречаем у М. Л. Гаспарова:

"...Самый важный и в то же время самый неразработанный уровень строения поэтического произведения - уровень топики, уровень идей, эмоций, образов и мотивов, всё то, что обычно называют "содержанием"... Эта отрасль филологии [теория образов и мотивов] даже не имеет установившегося названия..." ("Избранные труды, т. II. О стихах", М., 1997).

Почему же так получается? Ведь содержание-то, с точки зрения обыденного сознания, всегда есть нечто более важное и определяющее, чем форма ("волк в овечьей шкуре", "встречают по одёжке, провожают по уму", "во всём мне хочется дойти до самой сути..." и т. п.) (1). Уж если изучать, то как раз его! Очевидно, при исследовании содержательной стороны искусства наука сталкивается с серьёзными проблемами (2). У меня получилось выделить четыре группы таких проблем.

1. "Содержательные" элементы с трудом формализуются и систематизируются. Так, размер и рифма в поэзии, цвет и линия в живописи не в пример удобнее для анализа, чем, например, идеи или образы. Об этом тоже есть у Гаспарова:

"Казалось, что все предметы и действия, упоминаемые в литературе, — такие же, как те, которые мы встречаем в жизни: любовь — это любовь, которую каждый когда-нибудь переживал, а дерево — это дерево, которое каждый когда-нибудь видел; что тут можно выделять и систематизировать?".

2. Множество углов зрения, под которыми можно смотреть на содержание, широта обзора, так сказать:

  • восприятие произведения искусства (ПИ) его современниками;

  • трактовка ПИ из сегодняшнего дня (актуальность, высматривание современных нам идей и мотивов);

  • трактовка ПИ самими авторами (сакраментальное "что хотел сказать автор?");

  • некое "подлинное" содержание как результат "наслоения традиций, отражения подсознательных исканий, культурной памяти" (Акимова). Можно заметить, что такое наслоение не заканчивается с созданием ПИ, и оно (ПИ) продолжает обрастать новыми смыслами с каждым поколением;

  • поиск "подтекстов" (скрытого смысла) и "интертекстов" (цитат и реминисценций);

  • социальное функционирование ПИ, изменение условий его восприятия.

    "...Средневековая икона, храмовое сооружение античной эпохи или периода европейского средневековья, Возрождения, периода барокко выполняют одновременно и религиозную и эстетическую функцию..., воззвания генералов Конвента, "Наука побеждать" Суворова, приказы по дивизии Михаила Орлова могут рассматриваться и как военно-исторические тексты, и как памятники публицистики, ораторского искусства, художественной прозы" (Лотман Ю. М. О поэтах и поэзии. СПб., 1996).

    Другой пример - античные вазы, находящиеся сейчас в музеях, которые имели практическое значение и использовались в качестве погребальных урн, надгробных памятников или сосудов для хранения продуктов. Функции конкретных ПИ, таким образом, тоже можно отнести к их содержанию, так как знания об этих функциях, безусловно, расширяют наше понимание соответствующего произведения;

  • историческая судьба ПИ, его место в эволюции творчества автора и данного вида искусства.
Наверняка этот список можно ещё дополнить.

3. Глубина, на которой приходится исследовать "содержательные" вопросы, тоже необозрима. С любого места можно погружаться в смысловые волны с риском быть унесённым подводными течениями философии. Например, Акимова в исследовании содержания греческого искусства отталкивается от следующего:

"...мифологические сюжеты всегда повествуют о двух важных вещах: всегда герои сталкиваются со смертью - в её реальном или метафорическом облике, и стремятся её преодолеть. <...> В основе мифических сюжетов лежит одна глобальная мысль - мысль о победе новой жизни над смертью, восходящая к идее сотворения мира".

И далее, на эту первичную идею смерти/возрождения/сотворения мира накладывается система образов и символика, через которые делается попытка постичь "внутренний смысл искусства". Но ведь и "первичная идея" - это ещё не дно. Достаточно спросить: а что такое смерть в греческой мифологии? И пошло-поехало:

"Возьмите, например, такое понятие, как "смерть", вернее, символ смерти, потому что понятия смерти быть не может. Если мы видим этот символ в тексте, а сквозь античные тексты все время просвечивает облик смерти, то мы не должны думать, что речь идет в данном случае об эмпирическом явлении и философское рассуждение тоже якобы является рассуждением об уже известном нам психологическом и физическом явлении или акте, или событии смерти. ...в символе смерти зашифровано и упаковано в предельном своем виде свойство времени. Что это значит?" и т. д. (Мамардашвили М. К. Лекции по античной философии. СПб., 2012).

4. Форма и содержание в искусстве неразрывно связаны друг с другом. Наверное, наиболее очевидно это проявляется в поэзии, где содержание (смысл), "дистиллированное", изложенное отдельно от формы (рифмы, строфики и т. д.), не равно содержанию в "теле" стихотворения. Таким образом, к исследованию содержания как такового приходится добавить изучение его приращений, возникающих во взаимодействии с формой.

Если хотя бы отчасти верны приведённые предположения об обстоятельствах, затрудняющих научное изучение содержания искусства, то для простых смертных любителей прекрасного, ориентирующихся в "формальной" части ещё хуже, чем в "содержательной", вырисовывается не самая весёлая перспектива. Да полно, понимаем ли мы хоть что-то вообще, переходя из зала в зал в картинной галерее или внимая потоку виршей на поэтическом вечере? Тем не менее, очень хочется думать, что всё предшествующее многословие имеет какой-то смысл, хотя бы в качестве точки осознания своего непонимания (почти по Сократу), от которой можно двигаться дальше, но не спеша и уже с бо́льшим вниманием и к предмету, и к своим собственным словам.

-------------------------

(1) Есть, конечно, мнение, что в искусстве важнее не что, а как, высказанное, например, Вяч. Ивановым, но поскольку оно не стало всё-таки доминирующим эстетическим принципом в XX-XXI веках, можно его пока оставить за скобками и вернуться к нему по мере необходимости.

(2) Здесь возможен переход к другой не менее интересной теме - о соотношении и взаимодействии искусства и науки как разных способов познания мира (к обсуждению этой темы можно присоединиться, например, в комментариях к одной из заметок в блоге уважаемой egovoru). Случай искусствоведения любопытен тем, что здесь наука пытается "освоить" самого конкурента - искусство.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
egovoru
Jul. 14th, 2014 12:29 pm (UTC)
Я думаю, что важнее всего здесь Ваш пункт 4, т.е., неотделимость формы от содержания в искусстве. И связано это с тем, что мы воспринимаем искусство не рационально, а эмоционально. Мы ищем в нем не новых идей, а чего-то совсем другого. Именно поэтому в искусстве и нет прогресса в том смысле, как он есть в науке.

Каждый из нас может составить длинный список, например, книг, которым при желании можно приписать самое глубокомысленное содержание, но которые для нас, тем не менее - пустой звук. Для меня это, например, обожаемый целым поколением Пелевин - его читатели находят в нем откровение смысла жизни, а для меня это - многозначительные намеки на содержимое выеденного яйца. Почему так? Думаю, именно из-за моей невосприимчивости к форме его произведений, к его стилю и, как мне кажется, самому его взгляду на мир.

В то же время, согласиться с Вяч. Ивановым вроде бы тоже нельзя, потому что ведь нередко попадаются произведения, которые нам не нравятся именно потому, что им не хватает содержания - хотя трудно определить, что именно мы имеем в виду, когда так говорим. Вот, скажем, фильм "Про уродов и людей" - по форме он близок к совершенству, но, хотя размах здесь на рубль, удар все-таки на копейку: привлечены очень мощные средства, но великая цель за ними как-то не просматривается.

Нежелание же искусствоведов рассуждать о содержании понятно - кто знает, какое содержание хотел вложить в свое произведение автор? А композиция, колорит, стихотворный размер и т.п. - вот они, перед нами.

a_fixx
Jul. 17th, 2014 05:49 am (UTC)
"мы воспринимаем искусство не рационально, а эмоционально".
Попробую зацепиться за это высказывание. Вы разделяете здесь эмоциональное и духовное восприятие? Эмоции способен вызвать и дешёвый телесериал - веселье, грусть, негодование, сочувствие. Но есть ведь и более глубокий пласт проникновения в произведение? То, что можно назвать озарением, постижением, т.е. ведущим к познанию мира, о котором мы говорим в другой ветке. Может, стоит добавить этот третий способ восприятия к рациональному и эмоциональному? Тогда мы получим интересную картину. Рациональный метод большей частью направлен на познание мира природы и вещей. Когда его пытаются применить к миру смыслов, получается философия. А искусство работает исключительно с миром смыслов и использует этот третий способ. Эмоциональный же метод восприятия, по-видимому, ни к какому познанию вообще не ведёт, а в лучшем случае имеет тот самый лечебный эффект маленького стресса. Как вам такой расклад?

Edited at 2014-07-17 05:52 am (UTC)
egovoru
Jul. 18th, 2014 12:24 am (UTC)
"Эмоции способен вызвать и дешёвый телесериал - веселье, грусть, негодование, сочувствие".

Совершенно верно, но такие эмоции мы ощущаем как "пустые". Можно, конечно, пойти по предложенному Вами пути и выделить еще третье, духовное измерение. А можно вместо этого выделить некие градации среди самих эмоций: скажем, удовольствие от выполненного долга поместить на более высокую ступеньку, чем удовольствие от вкусной еды (или наоборот ;) Соответственно, и разные произведения искусства тогда можно классифицировать по "высоте" тех эмоций, которые они у нас вызывают.

"Эмоциональный же метод восприятия, по-видимому, ни к какому познанию вообще не ведёт"

Интересно, что, оказывается, эмоции абсолютно необходимы для рассудочной деятельности: пациенты с повереждениями в участках мозга, ответственных за эмоции, теряли и способность рассуждать логически.
a_fixx
Jul. 23rd, 2014 05:35 pm (UTC)
"такие эмоции мы ощущаем как "пустые"
М-м-м... Кто-то, может, и не ощущает, как "пустые". Или даже наоборот, ощущает, как нечто очень высокое и глубокое. По крайней мере, можем ли мы сказать, что независимо от того, как сам человек воспринимает эмоциональное воздействие, оно есть и оно определённого сорта, "пустое" или "непустое"?

"выделить некие градации среди самих эмоций"
Мне-то, конечно, кажется, что у эмоций и духовной деятельности природа в принципе разная. Животные могут тоже испытывать эмоции, а рефлектировать не могут. Но, может быть, опять сбивают с толку слова? Катарсис - это эмоция? Пусть эмоция, но особая. Может, тогда разделить эмоции на "пустые" ("голые") и на смысловые и осмысленные, цельные? Последние тогда будут относиться к духовной сфере. (Вы, кстати, согласны, что природа человека двуедина (в отличие от животных): телесная (телесно-психическая) и духовная?)

А градаций, думаю, быть не может. Вольтер говорил, что нельзя быть наполовину добродетельным. Это примерно о том же. Если уж постижение и откровение, то оно самое, а если нет, то извините, откровение на две трети (или малое откровение, среднее откровение) представить трудно :)

"разные произведения искусства тогда можно классифицировать по "высоте" тех эмоций, которые они у нас вызывают"
Вот тут сильно сомневаюсь. Можно часами таращиться на "Возвращение блудного сына" Рембрандта и ничего не почувствовать. От этого картина не станет хуже. Да и тот, кто таращился, не обязательно глух к искусству. Вот не состоялось просто. Приходилось слышать разочарованное мнение театральных зрителей: "катарсис не произошёл". А кто-то его обещал, гарантировал? :)
egovoru
Jul. 24th, 2014 12:58 pm (UTC)
"Kто-то, может, и не ощущает"

Индивидуальное разнообразие восприятия, конечно, очень велико, но я пока что пытаюсь разобраться именно в собственных ощущениях - взглядом изнутри, так сказать.

"природа человека двуедина (в отличие от животных): телесная (телесно-психическая) и духовная?"

Заметьте, что в самом Вашем вопросе уже содержится некоторая избыточность классификации - ведь что такое "психическая" (в переводе с греческого), как не "духовная"?

Я согласна с Вами, что у нас есть нечто, чего нет у животных, а уж как назвать это, душой, разумом или сознанием, это, в общем дело вкуса. (У животных при этом есть элементы, зачатки всего этого - так что изучение их психической жизни может помочь нам лучше понять собственную).

Такие слова, как "душа" или "дух", может быть, точнее всего отражают существо дела, но проблема в том, что за ними тянутся определенные ассоциации.

Во-первых, душа поразумевает возможность существования независимо от тела. В современном воплощении эта идея заключается, наверное, в том, что у нас есть надежда "записать" индивидуальное сознание в компьютер и таким образом обрести бессмертие. Мне эта надежда кажется забавной, но никакой уверенности, что это возможно, у меня нет - скорее даже наоборот: если бы меня вынуждали дать ее оценку, я бы не поставила на это большую сумму;)

Во-вторых, говорим "партия", подразумеваем "Ленин": если есть душа, то за ней стоит и Бог - так, по крайней мере, было у Декарта. А мне идея Бога хотя и кажется чрезвычайно богатой, то все-таки остается идеей; непосредственного ощущения Божественного присутствия у меня нет (по крайней мере, постоянного).

Наконец, я подозреваю, что то привычное противопоставление телесного и духовного, которое мы исповедовали на протяжении существенной части нашей истории, имеет и свои недостатки. Мне кажется, что более интегрированный взгляд мог бы оказаться в некоторых отношениях полезнее - тем более, что и данные современных исследований как раз и свидетельствуют о том, что связь между душой и телом теснее, чем кажется на первый взгляд.

"откровение на две трети"

Опять же, соотносясь только с личным опытом, скажу, что все-таки я могу выделить некие промежуточные произведения: в категорию великих я бы их не отнесла, но и в категорию бездарных - тоже. Так что, в моем случае все же присутствует целая шкала.

"От этого картина не станет хуже"

Конечно. В юности меня смущало то, что некотрые произведения, почитаемые великими, совершенно не производили на меня такого впечатления. С тех пор я давно поняла, что никакой гений не может быть все-таки совершенно универсальным - т.е., восприниматься таковым 100% населения. Вот здесь я попыталась изложить эту мысль более внятно.
a_fixx
Aug. 28th, 2014 01:03 pm (UTC)
> "Во-первых, душа поразумевает возможность существования независимо от тела".

А вот фиг его знает..) Может быть, здесь имеет смысл вспомнить про христианскую формулу "нераздельно и неслиянно"? И смотрите, как всё замечательно срастается: "данные современных исследований как раз и свидетельствуют о том, что связь между душой и телом теснее, чем кажется на первый взгляд." :) У меня вообще есть уверенность в том, что вполне возможно примирить религиозную и научную точки зрения, в том числе миф об Адаме и Еве с эволюционной теорией Дарвина)

> "Во-вторых, говорим "партия", подразумеваем "Ленин": если есть душа, то за ней стоит и Бог"

Да, видимо, так, но с тем уточнением, что называть можно по-разному: Бог, трансцендентное, непознаваемое...

>"непосредственного ощущения Божественного присутствия у меня нет (по крайней мере, постоянного)."

Это-то как раз естественно :) Люди в монастыри уходят или в пустыни, постятся, молятся, лишь бы хоть раз Его почувствовать, а вы так запросто - "постоянного"... :)
egovoru
Aug. 29th, 2014 12:33 pm (UTC)
"миф об Адаме и Еве с эволюционной теорией Дарвина"

"Митохондриальная Ева" - вполне легитимная концепция у генетиков. Вот ее краткое описание в Вики.

"называть можно по-разному: Бог, трансцендентное, непознаваемое"

Но ведь существо дела от этого не меняется? Ведь постулировать наличие трансцендентного, которое совершенно никак не влияет на имманентное, наверное, нет смысла?

"а вы так запросто - "постоянного"

В том-то и дело, что ведь находится достаточно и таких, кто постоянно чувствует высшее присутствие - и именно они меня и беспокоят, т.е., пророки. Потому что - а как отличить пророка от лжепророка?
a_fixx
Oct. 26th, 2014 07:11 am (UTC)
> "Заметьте, что в самом Вашем вопросе уже содержится некоторая избыточность классификации - ведь что такое "психическая" (в переводе с греческого), как не "духовная"?"

Я как раз и разделяю их в том смысле, в каком не всякое психическое явление можно отнести к духовным (элементарные эмоции, например, - удивление, испуг и т. д.). С этим выше мы уже пытались разобраться :) К сожалению, язык ограничен, и я не могу предложить какого-то более точного термина, но имею в виду принципиальное различие этих родов явлений, которые (пусть условно) назовём психическими (просто психическими) и духовными.

Я, кажется, вижу тот пункт, где мы с вами начинаем расходиться. Вы, как человек науки, рассматриваете все процессы, в том числе и затрагивающие духовную сферу, как эволюционные что ли, последовательно развивающиеся, от одного звена к другому, говорите о градациях и шкалах. Поэтому у вас на одной шкале будет моментальный испуг при появлении из темноты незнакомца и постижение Истины, мазня ребёнка и шедевр искусства. Как будто между ними много промежуточных состояний, но это явления одного порядка.

Мне же ближе такой взгляд, что есть явления, которые проистекают иным образом, не последовательно-эволюционно, а скачкообразно или дискретно. Вот как в двоичной системе - 0 и 1. Нет промежутков - 0.2, 0.4, 0.6. Или как в переключателе - вкл и выкл.
Именно в этом смысле, по-моему, и говорится о невозможности быть добродетельным наполовину или откровения на две трети.

Только один пример приведу, связанный с искусством. До определенного момента считалось, что первобытное искусство развивалось постепенно - от примитивных беспорядочных пятен и линий к фигуративным изображениям и композиции. Но когда в 1994 году открыли пещеру Шове, всё встало с ног на голову. Потому что великолепные рисунки, обнаруженные в ней, оказались намного древнее пятен и каракуль, найденных в других пещерах. Немного писал об этом здесь - http://a-fixx.livejournal.com/55032.html

К этой же проблеме можно отнести и разговоры о "недостающем звене". Специалисты эту проблему сводят к обывательскому заблуждению - http://antropogenez.ru/review/560/. Но дело ведь не в том, что между каким-нибудь питекантропом и кроманьонцем не найден связующий вид, их найдено предостаточно и находят всё больше, но это всё превращается в дурную бесконечность, потому что между найденными звеньями снова есть промежутки и т. д. Вопрос же (для меня) в том, где и в какой момент происходит превращение зверя в человека? Кроманьонец уже человек? Допустим. А непосредственно предшествующее ему звено - человек или ещё животное? Вы, вероятно, скажете, что признаки "человеческого" накапливались, их доля увеличивалась с каждым звеном, пока это не привело к появлению человека, т. е. опять в действии всё тот же принцип постепенного развития.

Наверное, невозможно доказать полную правоту ни эволюционного подхода, ни дискретного. Иначе бы это уже было давно сделано более умными людьми :) Но не хочется, как часто бывает в таких случаях, разводить руками и говорить про "вкус и цвет" или ещё какую-нибудь ни к чему не обязывающую фразу. Потому что мне это важно в той мере, в какой определяет мою жизнь. И для меня само наличие тайны, заключённой в упомянутом скачке, переключении, парадоксальным образом как раз многое объясняет :)
egovoru
Oct. 26th, 2014 11:58 am (UTC)
Вопрос о дискретности и непрерывности - вообще чрезвычайно интересный: что здесь свойственно природе явлений, а что мы вносим сами, в силу особенностей нашего восприятия? Я как раз недавно об этом писала: может быть, Вы захотите прокомментировать?

Что же касается человеческой природы, то здесь, мне кажется, мы наблюдаем классический гегелевский переход количества в качество. Про эволюцию говорить сложно, а вот индивидуальное развитие ребенка происходит у нас на глазах.

Наверное, Вы согласитесь, что новорожденный младенец еще не обладает теми духовными способностями, какие есть у взрослого человека? (Недаром же мы не считаем несовершеннолетних дееспособными в юридическом смысле). Ясно, что эти способности появляются у ребенка по мере развития. Но можно ли назвать определенный момент в этом развитии, до которого он еще ребенок, а после которого - уже человек?
( 9 comments — Leave a comment )

Profile

a_fixx
Алексей Засыпкин

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono