"Радио Долин" на YouTube



Кинокритик Антон Долин не выдержал и тоже пришёл на YouTube. Долин - это немножко такой Быков от кино. Он так же неутомим, плодовит, вездесущ, готов говорить на любые темы часами, при этом грамотно и небезынтересно. Есть в нём, на мой вкус, некоторая всеядность, нацеленность на широкую аудиторию, простоту объяснения, на разговор о кино со стороны индустрии, а не искусства. Но в любом случае контент должен получиться профессиональным и содержательным, и первый выпуск это вполне подтверждает.



Подписаться на мой канал в Телеграме

11.04.2021



«Поймите же, барон Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал, а тем, что не врёт». Ярко, афористично, как и практически всё у Горина, но что это значит? И почему пьеса, которая впоследствии была переработана в известный киносценарий, называлась «Самый правдивый»? Почему он самый правдивый, если постоянно потчует всех своими фантастическими россказнями? В каком смысле не врёт, если живёт в своём вымышленном мире, где есть 32-е мая, вишнёвое дерево на голове у оленя и половина коня, пьющая воду?

Да, барон – фантазёр и выдумщик, и не всем его рассказам можно придать метафорическое значение, как, скажем, сюжету с вытягиванием себя за волосы из болота. Но он не врёт в самом важном смысле – в нравственном. Он не изменяет себе, своему понятию чести и достоинства. Не изменяет даже тогда, когда отрекается от своих фантазий ради того, чтобы получить разрешение на брак с любимой женщиной. Потому что делает это не ради себя. На фоне лицемерных обывателей, превозносящих тех, кого вчера осмеивали, и признающих правду, лишь когда о ней имеется решение высокого начальства, разумеется, Мюнхгаузен – самый правдивый. Ну да, старое романтическое противостояние героя и толпы, только герой трагикомический, больше похожий на Дон Кихота, чем на Дон Жуана.

При этом «Мюнхгаузен» Горина и Захарова не про отношения с властью, это не «Убить дракона». В пьесе не было даже герцога, который хоть как-то эту власть представлял. Да и тот горячо предан швейному делу, а никак не политике. Мюнхгаузен не оппозиционер, не вольнодумец, он не вписывается в общество лишь потому, что не такой, «как все». Обществу гораздо легче понять и простить преступника, который «оступился», чем таких невинных «выдумщиков», выламывающихся из общепринятых схем.

В этой точке Мюнхгаузен, кажется, стыкуется с современными проблемами, завязанными на борьбе со стереотипами, будь то феминизм, гендерные вопросы или что угодно ещё. Только это такой чистый пример борьбы в одиночку, без всяких движений и организаций. Да и слово «борьба» здесь неточно, поскольку «борец» со стереотипами не обращает никого в свою веру, а хочет лишь свою собственную жизнь сыграть по своим правилам.

Вот тут-то вопрос о правде оказывается к месту. Ведь проблема заключается в том, что никаких внешних признаков, позволяющих отличить барона от сумасшедшего или намеренно создающего вокруг своего имени, как сейчас бы сказали, хайп, – таких признаков попросту нет. Единственное основание права Мюнхгаузена «играть по своим правилам» (и это право единодушно признаётся зрителями) состоит в его внутренней правде. Ею может обладать один человек, но как только заходит речь о коллективах и общественных движениях, выясняется, что у них отсутствует орган, место для этой самой внутренней правды. Кстати, во второй части пьесы и фильма мы как раз и наблюдаем, что происходит, когда «идеи» Мюнхгаузена начинают нести в массы в отсутствие самого барона с его правдой.



Подписаться на мой канал в Телеграме

01.04.2021



Мысль о том, что искусство может сказать о вещах, о реальности гораздо больше самой этой реальности, только на первый взгляд кажется парадоксальной и иррациональной. Ведь обычно ценность искусства видят в чём угодно: в развлечении, утешении, украшении, наставлении, а если и говорят об отражении реальности, то непременно в духе натурализма («как в жизни»). Между тем, искусство показывает не оторванную от жизни выдумку и не «как в жизни», а показывает вещи «на самом деле», те самые вещи, которые «в жизни» упрямо не желают раскрывать свою сущность.

Например, ни про одного живого человека нельзя со стопроцентной уверенностью сказать, что он искренне раскаялся в своих плохих делах и встал на путь исправления . Любые внешние признаки могут быть обманчивы, а в душу к нему не проникнешь. И оглядываясь вокруг, мы вправе усомниться в том, что такое раскаяние вообще возможно. Но вот перерождение Джейме Ланнистера или Теона Грейджоя из «Игры престолов» неоспоримо и очевидно. Несмотря на то, что это «всего лишь» выдуманные персонажи, само раскаяние (наше восприятие его) соприродно тому, что мы назовём реальным раскаянием, но чего не можем застать непосредственно в этой самой реальности.

Можно говорить, что полиамория – тот же свальный грех, только названный модным словом. Однако, фильм «Профессор Марстон и его Чудо-женщины» убедительно показывает, что любовь троих может быть такой же глубокой и подлинной, как любовь двоих. При этом совершенно не важно, была ли такая любовь у реальных прототипов героев фильма.

У греческого философа Парменида есть такое очень значимое для философии и крайне трудное для понимания место о тождестве бытия и мышления («Мыслить и быть – не одно ли и то же?») Может быть, это как раз оно?

Видно, кстати, что это работает отнюдь не только в высоком искусстве, но и в массовом. В тех точках, где искусство пробивается к истине, разницы между высоким и низким нет.



Подписаться на мой канал в Телеграме

Подборка серьёзных книжек об "Игре престолов"



  • Кэролайн Ларрингтон. Средневековый мир "Игры престолов". - М., 2019 (скачать epub).
  • Айеле Лушкау. Античный мир "Игры престолов". - М., 2019 (скачать fb2).
  • Игра престолов: прочтение смыслов. Историки и психологи исследуют мир Джорджа Мартина. - М., 2019 (скачать djvu).
  • Трэвис Лэнгли. "Игра престолов" и психология. Душа темна и полна ужасов. - М., 2019 (скачать fb2).
  • Уильям Ирвин, Генри Джейкоби. Игра престолов и философия. - М., 2014.
    На русском языке доступен только ознакомительный фрагмент (скачать epub) и одна глава на сайте "7Королевств". Полностью эта книга есть на английском - скачать pdf).

Чему мы сегодня можем научиться у Аристотеля? (А. Баумейстер). Транскрипт лекции. Часть 2



Андрей Баумейстер (р. 1970)
Философ, теолог. Специалист по античной и средневековой философии. Преподаёт в Киеве. Автор и участник различных просветительских проектов, автор канала на YouTube о философии.


Аннотация лекции (с канала на YouTube)

Аристотеля называют учителем Запада. С XIII века именно благодаря текстам Стагирита в Западной Европе рациональность и наука стали главными ценностями культурной жизни. Аристотеля пытался "сбросить с корабля современности" Мартин Лютер. Но в результате первые протестантские катехизисы были написаны именно в духе методической строгости Стагиритовых текстов. Но что может дать Аристотель современному человеку? Чему мы можем сегодня научиться у Аристотеля? В лекции делается попытка ответить на эти вопросы. Оживленная дискуссия после лекции дополняет и расширяет заявленную тему вебинара.

Расшифровка (a_fixx)
скачать doc


Если говорить о познании, то Аристотель говорит, что мы познаём всегда общие понятия. Познание связано с общим и необходимым. Чувственность имеет дело с конкретными вещами, а познание всегда направлена на общее.

Такова его картина реальности и познания. А что же он нам дал в политике и этике? Сейчас я плавно завершаю вторую часть и приближаюсь к актуальному Аристотелю. В политике и этике он стал великим учителем в двух вещах. Первая из них – это идея общего блага. Он понимает политику как философию общего блага. Он учит о том, что высшее общение человека – это общение ради высшего блага. Мы вступаем в договоры, мы договариваемся о тех или иных целях, но есть в наших общениях цель сама по себе. Это то, что делает нас не просто людьми сиюминутных, незначительных интересов, а это создаёт некий интерес, превышающий наши частные интересы. У каждого из нас есть частные интересы, но на нём государство не обоснуешь. Государство возникает, когда над интересами групп, кланов, семей, этническими интересами вырастает тот интерес, который не является ни экономическим, ни материальным, ни частным семейным, а является интересом нашего общего дела, что по-латыни потом будет называться respublika. Если у нас нет общего блага, это не государство. Если система разбивается на отдельные кланы, это что угодно, но не государство. Поэтому политика – это высший уровень человеческого общения, а цель этого общения – жизнь, ориентирующаяся на общее благо. Сегодня Аристотель очень актуален, я буду об этом говорить.

Collapse )

Чему мы сегодня можем научиться у Аристотеля? (А. Баумейстер). Транскрипт лекции. Часть 1



Андрей Баумейстер (р. 1970)
Философ, теолог. Специалист по античной и средневековой философии. Преподаёт в Киеве. Автор и участник различных просветительских проектов, автор канала на YouTube о философии.


Аннотация лекции (с канала на YouTube)

Аристотеля называют учителем Запада. С XIII века именно благодаря текстам Стагирита в Западной Европе рациональность и наука стали главными ценностями культурной жизни. Аристотеля пытался "сбросить с корабля современности" Мартин Лютер. Но в результате первые протестантские катехизисы были написаны именно в духе методической строгости Стагиритовых текстов. Но что может дать Аристотель современному человеку? Чему мы можем сегодня научиться у Аристотеля? В лекции делается попытка ответить на эти вопросы. Оживленная дискуссия после лекции дополняет и расширяет заявленную тему вебинара.

Расшифровка (a_fixx)
скачать doc

Конечно, у меня сегодня задача не совсем реальная, потому что за час с небольшим мне нужно передать образ Аристотеля, причём сказать о нём не только как о мыслителе, но и о человеке, который, наверное, больше всего повлиял на историю человечества. Я говорю об истории, связанной с наукой, философией, образованием, политикой, моралью. И я предлагаю разделить нашу встречу на четыре части. Вначале будет лекция из трёх частей. [В первой части] я попытаюсь сделать этого человека ближе к Вашему восприятию. Потом я сказал бы несколько слов о его идеях, как можно вообще кратко описать философию Аристотеля. И третья часть лекции будет посвящена актуальности Аристотеля, потому что с какого-то времени, особенно с середины XX века вдруг оказалось, что к Аристотелю начали возвращаться, причём возвращаться в разных сферах – и в изучении теории реальности, то есть, в онтологии (особенно в этой сфере активно действуют англосаксы, аналитическая философия), и в этике и политике. Даже говорят (я не совсем согласен с этим термином) об аристотелизме в политике, этике, в сфере практической философии. Это удивительно, но для меня не очень, потому что мы все вместе последние 2,5 тысячи лет движемся в каком-то общем русле, и такие авторы, как Платон и Аристотель, наметили что-то существенное и дали нам главные инструменты. Четвёртая часть – ответы на вопросы.

Collapse )

«Проклятые вопросы» о сериалах и не только



Говорят, современные сериалы важны тем, что транслируют ценности и образцы поведения, через них общество объясняет себя самому себе, в то время как высокие жанры заняты «совершенствованием существующих или поиском новых форм, не ответами на уже поставленные вопросы, а формулированием следующих, все более неожиданных и нетривиальных». Если в несколько обобщённом виде выразить эту мысль, то можно сказать, что сериалы как жанр массового искусства направлены вовнутрь сегодняшнего дня, а высокое кино ищет прорыва вовне (и в форме, и в содержании).

Здесь можно задать сразу несколько вопросов, они как будто в разные стороны уводят, но могут где-то и сходиться. Во-первых, чем такая «трансляция» принципиально отличается от идеологии или пропаганды? Вроде бы понятно, что настоящее искусство никаких «образцов» не преподносит, хотя часто именно так о нём и думают, причём не самые, казалось бы, дремучие люди: вот, Невзоров на полном серьёзе воспринимает «Евгения Онегина» как «образчик отношения к жизни», и с этих позиций поносит пушкинский роман на чём свет стоит. Ну, хорошо, допустим, Невзоров неправ (пусть тут будет подвопрос: а полностью ли неправ? Точно ли не содержит настоящее искусство никаких «образцов»?) А «ненастоящему», значит, можно поучать, навязывать какие-то правила, идеи, под прикрытием лёгкой, увлекательной формы?

Collapse )

«Улисс» Джойса: на пути к необщим местам



Если про общие места «Улисса», про сюжет там, параллели с Гомером, Bloomsday и прочее, то вот, например, видео короткое, шестиминутное, где всё расскажут, покажут. А то и по часу есть. Общие места – дело тоже важное, кто спорит, с них всё начинается, от них разбегаются вопросы-ответы, уводят в чащу куда-то, в темень, кажется, ясно так было, солнце светило. Потом поймётся, что не солнце совсем, отблески бледные на стене пещеры.

Ну, взять хотя бы самое расхожее – «вершина литературы модернизма». В первом приближении вроде бы понятно, даром что с модернизмом тоже ещё надо разбираться, что за зверь. Но если копнуть чуть глубже, то в «Улиссе» обнаруживается много постмодернистских черт – в том, как Джойс работает с мифом, с формой, со стилем, в его скептической иронии, в бесчисленных цитатах и пародиях.

Collapse )

Борис Гребенщиков: "Альбома «Вечерний М» не будет"

В дополнение к предыдущему посту вырезал кусочек недавнего интервью Бориса Гребенщикова, где он как раз говорит о политике в песнях.

Если что-то у меня пишется, что может быть истолковано как связанное с политикой, это не потому что я хочу написать политическую песню. Политические песни гаснут быстрее, чем гаснет феномен, их породивший. <...> Много чести - политикам посвящать песни. Но то, что происходит в обществе, не может не отражаться в песнях честного человека, хотя бы умеренно честного.

Полное интервью здесь.

«Пошёл Вон Вавилон»

31 декабря Борис Гребенщиков представил новую песню. Если когда-то он откровенно избегал политики и вообще социальных, скажем так, тем в песнях и интервью, то в последние несколько лет эта самая политика и социальность очень сильно отдаются в его текстах. Важно, что его песни не превращаются в агитки и перфомансы, это по-прежнему тонко и художественно. Не знаю, может быть, кто-то считает, что если спеть "Пошёл вон, Путин", то это будет смелее и лучше, но тогда это будут "Pussy Riot", а не Гребенщиков :) Как делает он - это много сложнее, это "танцы на пригородных рельсах, на лезвии ножа", но Борис Борисыч каким-то чудом держится даже в «Вечернем М» (хотя сам он его даже песней не считает). Вместе с тем, и боль "Песен нелюбимых", и сарказм "Пошёл Вон Вавилон" - это всё разные грани одного мироощущения, одного лирического героя в тыняновском смысле.

Про его последний альбом "Время N" писали как-то в "Новой". Я бы, наверное, другие слова искал вместо "мрачный", "безысходный", "депрессивный", которые использует автор статьи (мне кажется, они мало что объясняют). Важно, что БГ всё равно выходит к свету, не останавливаясь на одной лишь боли и протесте. Если бы альбом заканчивался на "Песнях нелюбимых", это было бы что-то совсем другое; может, тогда его и можно было бы назвать безысходным.

Collapse )