?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Застойный ренессанс


О том, что нынешнее время имеет некоторое сходство с брежневским, говорят многие (вот из последнего), причём такое сравнение исходит не только от оппозиционеров-диссидентов, но и от представителей самой власти (естественно, с разными оценками). Когда мы в прошлом году у себя в театре ставили "Утиную охоту" Вампилова, тоже почувствовали знакомые шевеления души, то беспокойство тридцатилетних, когда быт обеспечен, ориентира в виде светлого будущего нет и в этом стабильном болоте чего-то не хватает.

Те годы уже становятся историей (или сколько нужно для "историзации", пятьдесят лет?), и воспоминания о 70-х двадцатого века можно читать почти с той же степенью отстранённости, как, например, о 80-х девятнадцатого, которые тоже рифмуются между собой. Только ловишь себя на мысли вдруг, что авторы воспоминаний-то живы, и мысль эта поражает тайной радостью, совершенно не соответствующей флажково-гремучим февральским дням 2014-го.

"Хотя мы называем 70-е годы, вплоть до 1982-го, периодом застоя, название это отражает скорее рутинность в экономике, внешнее впечатление глади, в обыденном же сознании людей происходили изменения крутые.

Когда я впервые году в 68-м узнал, что хирург в больнице «берет» за операцию, — не поверил. И все кругом не верили. <...> Процесс шел постепенно. <...> Писали диссертации для нужных людей, писали им статьи, доклады, книги. Подношения большие и малые, торты, бутылки коньяка, затем ящики коньяка, духи — все это становилось бытом, нормой делового общения.

<...> Менялось отношение к богатству. Становилось престижным иметь шикарную мебель, бриллианты, машину лучшей марки, дачу — словом, быть богатым. Одеваться не просто модно, а быть в «фирме». Прежнее небрежение к быту, коммунальщина, все уходило в прошлое, выглядело неудачливостью. <...> Исчезала былая «пролетарская гордость», аскетизм, обыденное сознание ориентировалось на иные ценности. Приобретательство, роскошь хотя и осуждались пропагандой, но фактически этим занимались те, кто пропагандировал, и те, кто произносил обличительные речи, и те, кто возглавлял борьбу с хищениями, взятками.

<...> Угодники и льстецы делали карьеры. Чем больше воровали... тем больше льстили. Льстили не от страха, льстили, не уважая, ради того, чтобы продвинуться, заработать себе право на безнаказанность. И выдвигались. Это поощрялось. Соревновались, изощрялись в подарках, сооружали к приезду высокого гостя триумфальные арки, выстраивали вдоль дорог шеренги счастливого населения. Додумались до переносных клумб, которые ставили вдоль очередной трассы. Чуть ли не траву красили. В расходах не стеснялись. <...> Сауна — типичное сооружение периода застоя. И типичное времяпровождение — потеть, окунаться, попивать чаек, водочку.

<...> Трудно было привыкнуть к тому, что действительно великой страной могут руководить люди без высоких идеалов и принципов."


"... Я думаю, это был настоящий Ренессанс, «новый ренессанс», как писал В. В. Бибихин. У нас уже полстолетия говорят о «шестидесятниках», а представления о «семидесятых» так и не создалось. <...> И в каких только гуманитарных областях не появились тогда великие фигуры! В философии – Мамардашвили, Бибихин, в кино – Тарковский (естественно, я не всех называю). Среди художников – Михаил Шварцман. В востоковедении – А.Пятигорский, замечательные китаисты. В поэзии в Москве – Леонид Губанов и Александр Величанский, в Питере Виктор Кривулин и Елена Шварц. В прозе – Венедикт Ерофеев. В филологии – Тартуская и Московская школы структурализма, Юрий Михайлович Лотман, Вяч. Вс.Иванов, В.Н.Топоров, гениальный А.А. Зализняк. В музыке – Э.Денисов, А.Шнитке, С.Губайдуллина… ... Всё это «семидесятники». Я имею в виду не простую хронологию, а культурный тип. Нет, это был не тип просветителя и культуртрегера. В деятельности этих людей всегда была, кроме профессиональной, энергия гражданского мужества.

<...> Аверинцев – это особая тема. <...> Для моего поколения Аверинцев был первым авторитетом и, как сказал о нем его старший друг С.Бочаров, «учителем жизни». Не было имени звучнее, чем Аверинцев. «Не помню, кто, не то Аверинцев, не то Аристотель, сказал…» – писал Веничка Ерофеев. <...> Аверинцев прекрасно чувствовал свое время, и местное, и мировое. И, в частности, его роковую слабость, «хронологический провинциализм»: замкнутость на своем моменте, вне измерения широтой и глубиной всей человеческой истории – и вне измерения высотой неба.

<...> Этот невероятный гуманитарный расцвет 70-х состоялся как бы вопреки всему. ... Все достижения этого времени добывались тайком, в подвалах и на чердаках. <...> А когда все стало как будто разрешено, зазвучали совсем другие имена. Те, с кого могло бы начаться настоящее возрождение русской культуры, остались полуизвестными или стали полузабытыми.

<...> По нынешним торжественным концертам мгновенно узнаешь, откуда взяты их образцы. Из брежневского времени. К сожалению, у нас нет новых моделей «порядка» и «общественного приличия». А как ужасны старые, об этом-то ли забыли, то ли решили попытать счастья: а вдруг на этот раз выйдет?"


Profile

a_fixx
Алексей Засыпкин

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono