?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сунион без заката


Храм Посейдона. Мыс Сунион, Греция. Ок. 440 до н. э.

Мыс Сунион – обязательный и вместе с тем как будто необязательный пункт в программе любой обширной туристической экскурсии по материковой Греции, обычно завершающий день поездки по Аттике, вишенка на торте. На Сунион путешественника везут любоваться морским закатом, отбрасывающим волшебный отблеск на колонны храма Посейдона, которые древними видениями возвышаются на морском обрыве.


Посейдон – бог с характером анархическим и разрушительным, как и сама стихия, персонифицированная в нём. Вероятно, поэтому ему не везло с тем, чтобы стать полноценным покровителем какого-нибудь города. Храмы воздвигались ему чаще не как чистосердечный дар, а скорее как вынужденная и обременительная дань. Так, храмом на острове Фера греки откупались от землетрясений, храмом в Аргосе – от наводнений, в Трезене – от порчи земли морской солью.

Сунион тем более не был средоточием бурной полисной жизни. Местное святилище удалено от Афин на несколько десятков километров и находится в буквальном смысле на краю земли. Так склочному дедушке наследники покупают отдельную квартиру на окраине города и навещают по праздникам. Впрочем, на Сунионе Посейдон получил некоторую компенсацию за проигранный спор с Афиной о покровительстве над Аттикой: здесь находились храмы обоих богов, но храм Посейдона на высокой скале явно доминирует. В наши дни его превосходство ещё более очевидно, так как от храма Афины остался лишь фундамент, и глядя со скалы, не так просто даже разглядеть эти останки в пёстром пейзаже.


Останки храма Афины. Мыс Сунион. Сер. V в. до н. э.

Во «Всеобщей истории искусств» (М., 1956) сунионский храм Посейдона упомянут кратко, но ярко:

«Архитектура третьей четверти 5 в. до н. э. выступала как свидетельство победы разумной человеческой воли над природой. Не только в городах, но и среди дикой природы или на пустынных берегах моря ясные и строгие архитектурные сооружения господствовали над окружающим пространством, внося в него упорядоченный гармонический строй. Так, на крутом мысе Суний, в 40 км от Афин, на далеко выдвинутой в море самой восточной точке Аттики около 430 г. был сооружен храм бога морей Посейдона, словно первый город Эллады с гордостью утверждал этим свое морское могущество» (Ю. Колпинский).

Первое литературное свидетельство о Сунионе встречается в «Одиссее», где Нестор рассказывает Телемаху о своём с Менелаем возвращении из-под Трои:

...Мы же, отъехав от Трои, одною дорогою плыли,
Я с Менелаем, друг с другом скрепленные дружбой. Когда ж мы
Мимо афинского мыса, священного Суния, плыли,
Там Менелаева кормчего Феб Аполлон дальнострельный
Нежной стрелою своей умертвил, подошедши в то время,
Как у руля он стоял, кораблем управляя бегущим, -
Фронтия Онеторида; меж всех он людей наилучше
Мог кораблем управлять, когда разбушуется буря.
Там Менелай, хоть и очень в дорогу спешил, задержался,
Чтоб погребенью предать товарища с полным почетом...

(пер. В. Вересаева)


По археологическим данным, Сунион был местом отправления культа по меньшей мере с VII в. до н. э. В более поздние времена он часто становился убежищем для рабов с Лаврионских серебряных рудников, находящихся в нескольких километрах к северу.

В архаическое время здесь находился только алтарь Посейдона, обрамлённый двумя большими куросами. Постройке раннего храма, начатой в первых десятилетиях V века, помешало пришествие персов; недостроенное святилище было разрушено в 480 году. Новый храм из агрилезского мрамора, воздвигнутый по приказу Перикла в 440-х годах на останках прежнего, наследовал и его структуру: дорический периптер, 6 x 13 колонн. Архитектор неизвестен, предполагается, что им являлся автор Гефестейона в Афинах (эти храмы сходны даже по размерам). Кроме собственно храма, на территории святилища были и другие постройки того же времени – пропилеи и две стои.


Святилище Посейдона. Западный фасад. Реконструкция
(источник - ancientathens3d.com)


Храм Гефеста. Афины. 449-415 до н. э.

В кладезе народного знания – Википедии – русская статья о Сунионе содержит явную путаницу:
«Колонн шестнадцать, в соответствии с архаикой, а не двадцать, как обычно в классике. До нашего времени дошло девять колонн перистиля южного фасада, две с северного фасада и одна из притвора».

Во-первых, колонн перистиля получается 34, никак не 16. 16 – это число сохранившихся колонн, а также количество каннелюр на колоннах. Сравнение 16 и 20, очевидно, относится к последним (приводится в Принстонской энциклопедии античных городов). Во-вторых, сохранившихся колонн северной стороны – шесть; даже на фотографиях из той же Википедии видно, что их больше, чем две.


В начале XX века на территории сунионского святилища были найдены несколько фигур куросов разной степени сохранности. Самый известный из них – трёхметровый гигант, находящийся в Афинском Национальном археологическом музее. Там же хранится торс от другой фигуры. Сравнивая сунионские статуи с другим известным куросом из Метрополитен-музея, относящимся к тому же времени, можно заметить различие стилевых особенностей даже в пределах Аттики. В сунионских скульптурах ещё более отчётливо и при этом с откровенной условностью выделены, обозначены отдельные части тела – рёбра, мышцы, лопатки, позвоночник. Обращают на себя внимание огромные уши в виде декоративных завитков. «Графическая игра так выразительна и остра, что о натурализме, к которому якобы стремились мастера архаики, нет и речи. Это плоскостное, декоративное видение формы» (Л. Акимова).


1. Курос с Суниона. Ок. 600 до н. э.
Наксосский мрамор. Высота 3,05 м. Национальный археологический музей, Афины. Фрагмент

2. Курос из Аттики (?). Ок. 590-580 до н.э.
Мрамор. Высота 1,88 м. Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Фрагмент


Курос с Суниона

Также в афинском музее можно увидеть другие экспонаты с Суниона, относящиеся уже к классическому периоду, – женскую фигурку с одного из фронтонов храма Посейдона и акротерий (украшение с вершины восточного фронтона).


1. Женская фигура. Найдена на Сунионе. Ок. 440-430 до н. э.
Мрамор. Высота 0,62 м. Национальный археологический музей, Афины

2. Акротерий. Найден на Сунионе. Ок. 440 до н. э.
Мрамор. Высота 1,14 м. Национальный археологический музей, Афины

(источник - Kaltsas N. Sculpture in the National Archaeological Museum, Athens. 2002)

Во время Пелопоннесской войны мыс имел важное стратегическое значение – через него в Афины доставлялось зерно с острова Эвбеи, в связи с чем он был основательно укреплён. Само поселение также находилось под защитой крепостной стены, остатки которой сохранились до наших дней.


Святилище Посейдона. Вид с восточной стороны. Реконструкция
(источник - ancientathens3d.com)

Начиная уже с римского времени и святилище, и поселение пришли в упадок. В начале XIX века на волне общего интереса к Древней Греции мыс Сунион заново открыли искатели романтических впечатлений. Среди «туристических» надписей на колоннах и плитах есть и автограф лорда Байрона, посетившего обитель морского бога в 1810 году. С одной стороны - плод вандализма, а с другой – уже самостоятельный артефакт.


В 1985 году на Сунионе побывал другой поэт – Иосиф Бродский. Расписываться на мраморе он не стал, а для выражения посетивших его чувств довольствовался бумагой:

«В 68 километрах от Афин, в Суньоне, на вершине скалы, падающей отвесно в море, стоит построенный почти одновременно с Парфеноном в Афинах – разница в каких-нибудь 50 лет – храм Посейдона. Стоит уже две тыщи с половиной лет.

Он раз в десять меньше Парфенона. Во сколько раз он прекрасней, сказать трудно, ибо непонятно, что следует считать единицей совершенства. Крыши у него нет.

Вокруг – ни души. Суньон – рыбацкая деревня с двумя-тремя теперь современными гостиницами – лежит далеко внизу. Там, на вершине темной скалы, в вечерней дымке, издали храм выглядит скорее спущенным с неба, чем воздвигнутым на земле. У мрамора больше сходства с облаком, нежели с почвой.

Восемнадцать белых колонн, соединенных белым же мраморным основанием, стоят на равном друг от друга расстоянии. Между ними и землей, между ними и морем, между ними и небом Эллады – никого и ничего.

Как и почти всюду в Европе, здесь побывал Байрон, вырезавший на основании одной из колонн свое имя. По его стопам автобус привозит туристов; потом он их увозит. Эрозия, от которой поверхность колонн заметно страдает, не имеет никакого отношения к выветриванию. Это – оспа взоров, линз, вспышек.

Потом спускаются сумерки, темнеет. Восемнадцать колонн, восемнадцать вертикальных белых тел, на равном расстоянии друг от друга, на вершине скалы, под открытым небом встречают ночь.

Если бы они считали дни, таких дней было бы шестьдесят миллионов.

Издали, впрочем, в вечерней дымке, благодаря равным между собой интервалам, белые их вертикальные тела и сами выглядят как орнамент.
Идея порядка? Принцип симметрии? Чувство ритма? Идолопоклонство?» («Путешествие в Стамбул»).

Наверное, здесь не стоит придираться к фактическим неточностям. Образ храма, спущенного с неба, завораживает, но даже если это дело рук человеческих, тот, кому он предназначался, должно быть, остался доволен.


О культе Посейдона на Сунионе сведений мало. В этом отношении он скромно отступает перед Олимпией, Дельфами, Элевсином. Но это «скромное отступление» одинокого и неспокойного бога – с высоко поднятой головой и устремлённым в закатную даль взором.

С закатом, однако, нам не повезло – Гелиос скрылся в облаках, и прощальный лик его был настолько же прекрасен, насколько невоспроизводим средствами современной техники. Эти средства вообще здесь изрядно теряют в силе, оно и неудивительно. На Сунионе, как, впрочем, почти на каждому шагу в Греции, попадаешь в легенду, как в параллельный мир, и снова отделяются от горизонта чёрные паруса Тесеева корабля, и снова царственный Эгей, разодрав одежды, бросается с крутого обрыва в море, ещё не названное его именем.

Profile

a_fixx
Алексей Засыпкин

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono