?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Кадр из фильма "Гадкие лебеди" (реж. К. Лопушанский, 2006)

При обсуждении фильма Константина Лопушанского "Гадкие лебеди" (2006) в "Закрытом показе" одной из претензий критиков было отсутствие иронии. Действительно, у Стругацких ирония крайне важна, ею пропитаны все их произведения. Как писал Марк Захаров (тоже присутствовавший на разборе), "в живительных лучах юмора явления пугающие становятся жалкими, отвратительные качества в человеке — просто смешными". Сам Марк Анатольевич этот принцип изображения ужасного через смешное свято исповедует (достаточно вспомнить убийственно-иронический, но и страшный фильм "Убить дракона"). Есть ещё и другая пара: серьёзное - смешное. Философ, который умеет вовремя посмеяться над собой, вызывает больше доверия, чем предельно строгий наставник, супящий бровь.

Если вернуться к "Гадким лебедям", то, может быть, один из самых блестящих моментов повести - когда Банев воображает, что превратился в мокреца, и уже прозревает дальние дали, и переживает утрату вкуса к вину и женщинам, расчёсывает волдыри и накручивает себя, а потом оказывается, что просто он намедни переел клубники, и у него высыпала крапивница. В экранизации, конечно, этого нет, там всё исключительно трагично. И с этой стороны кажется, что претензии законны.

Однако, вот ведь какая штука: разве в фильмах по Стругацким, которые уже признаны шедеврами, - "Сталкере" Тарковского и "Трудно быть богом" Германа - так уж много юмора? Вроде нет. Так в чём дело? Может быть, сам язык кино почему-то не позволяет перевести с литературного иронию Стругацких и приходится приносить её в жертву философии и драматизму?

Profile

a_fixx
Алексей Засыпкин

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono