May 28th, 2016

О фильме "Наши матери, наши отцы" (реж. Филипп Кадельбах, 2013)


Кино и немцы

Когда в 2013 году трёхсерийный фильм "Наши матери, наши отцы" показали по немецкому телевидению и о нём прослышали в России, то, разумеется, без скандала и даже некоторой истерики не обошлось. Особенно глубокие аналитики называли фильм не иначе как "глумлением над многомиллионными жертвами нацизма и попыткой его реабилитации". Одни заголовки возмущённых статей чего стоят: "Показное благородство кровавых захватчиков", "Обыкновенный фальшизм", "Необыкновенный фашизм" и т. п. Даже МИД РФ по наводке доброжелателей направил официальное письмо послу Германии о "неприемлемости попыток ставить на одну доску совершенные на территории СССР массовые зверства гитлеровских войск и имевшие место отдельные эксцессы со стороны советских военнослужащих, строго каравшиеся военным руководством". Российское военно-историческое общество хватило ещё выше в своих оценках происходящего: "Фактически в Германии предпринята попытка пересмотра решений Нюрнбергского трибунала"...

Впрочем, вся эта пена быстро схлынула, и не было, наверное, нужды поднимать её снова, но не устаёшь поражаться человеческой слепоте. Где ж они там рассмотрели "глумление" и "реабилитацию"? В том, что немецкие солдаты в фильме не очень понимают, за что они воюют? Или в том, что некоторые из них показаны как живые люди, а не как привычные и удобные карикатурные нелюди в касках? А вот "доска", на которой уравнены зверства и гитлеровских, и советских войск (как ни отворачивайся от фактов, но зверели все), в фильме, может быть, и есть. Эта "доска" называется войной, и антивоенный пафос – главное в картине; даже прямым текстом, устами одного из героев сказано: "Война действительно вытаскивает наружу всё самое плохое в человеке". Не бог весть какое мудрёное кино, там всё очень отчётливо, но это работает. Сказать, что фильм способен у российского зрителя вызвать подлинное сочувствие к главным героям, среди которых двое – солдаты Вермахта, – может для кого-то звучать почти кощунственно, но так и есть.

Collapse )