April 20th, 2021

20.04.2021

В развитие темы о «внутренней правде» барона Мюнхгаузена можно вспомнить описание фигуры античного героя, которое давал философ Мераб Мамардашвили:

«Существует особая категория явлений, самоосно́вных явлений: они основание самих себя содержат в себе. Такова, например, фигура героя в том смысле слова, в котором она впервые возникает в классической античной культуре: герой – тот, кто не участвует в сцеплении натуральных причин и действий… Первое свойство нашего философского героя – это свойство трагического отречения, выпадения из этой цепи в той мере в той мере, в какой она природна, в той мере, в какой мы зависим от наших природных качеств. Герой не зависит от мускулов и от природной интенсивности своей ярости и прочих вещей… он сам становится в начало причин своих собственных поступков. Сам в начале себя – вот что такое самоосно́вное явление».

Хотя здесь говорится лишь о природных, натуральных сцеплениях (то есть о том, что́ в нас есть физиологического, звериного, плотского), но герой в этом смысле, думается, свободен и от цепей, которыми мы скреплены с обществом (странами, кланами, семьями, группами соратников), от цепей любых внешних идей, принципов и убеждений. 

Мюнхгаузен очень близок к образу героя в таком понимании и интересен ещё и тем, что действует в произведении «негероического» жанра. Более традиционно выглядят, например, персонажи «Игры престолов» – Нед Старк или Джон Сноу. Такие настоящие эпические герои. 

Collapse )