Алексей Засыпкин (a_fixx) wrote,
Алексей Засыпкин
a_fixx

Categories:

Сравнения: барокко и классицизм (А. Машевский)

Екатерининский дворец, г. Пушкин (бывш. Царское Село). Восточный фасад. Фигуры атлантов.


Алексей Машевский (р. 1960)
Культуролог, поэт, эссеист. Руководит просветительским проектом "Нефиктивное образование" в Санкт-Петербурге, читает лекции по истории культуры и литературы.

подробнее >>



«Первая половина XVIII века была отмечена интенсивным проникновением в отечественную культуру этих двух больших художественных стилей <барокко и классицизма>. <...>

Чтобы разобраться в том, какие художественные и философские идеи лежали в основе барокко и классицизма, вспомним два характерных архитектурных ансамбля: большие императорские дворцы в Царском Селе (архитектор Бартоломео Растрелли) и в Павловске (архитектор Чарльз Камерон).

Екатерининский дворец. Восточный фасад. Арх. Бартоломео Франческо Растрелли. 1752-1756.


Что отличает царскосельский дворец? Особая пышность, богатство декораций, деталей архитектурного убранства, обилие лепнины, а в интерьерах – позолота, бесчисленные зеркала, словно бы распахивающие пространство. Глаз не может задержаться ни на одной прямой, ровной линии, весь силуэт здания словно бы находится в движении, в «копошении», в каком-то динамическом напряжении, стремлении «во вне». Такое впечатление, что дворец представляет собой нечто единое, тысячами нитей связанное с окружающим его пространством, со всей свето-воздушной средой, что он как бы на наших глазах «загустевает» или «вылупляется» из нее, до конца не становясь самостоятельным. Это принцип всего барочного миропонимания, в котором можно выделить следующие черты:

– динамизм, подвижность, эмоциональная преувеличенность образов, даже некоторая вычурность (кстати, само название «барокко» идет от португальского слова baroco, обозначающего жемчужину неправильной формы);

– грандиозность охватываемых мысленным взором пространств, грандиозность стихий, их порождающих, отсюда и циклопичность барочных зданий, живописных композиций, мощь литературных образов, метафор, сравнений;

– яркость, пышность, театральность, декоративность, стремление к синтезу, взаимодействию искусств, когда поэзия понимается как говорящая живопись, а живопись – как немая поэзия;

– несмотря на разрыв с ренессансными представлениями о гармонии, барокко не иррационально, оно стремится к обретению новой гармонии, провозгласив возвращение к эстетическим положениям «Риторики» Аристотеля в противовес его же «Поэтике»;

– риторичность и метафоричность («столкновение далековатых понятий» - формула Ломоносова), при этом поэт стремится не столько к изобретению новых мотивов, сколько к виртуозному варьированию уже имеющихся.

Но самое главное, о чем уже говорилось выше – в основе барочного миросозерцания лежит представление о разомкнутой, бесконечной, находящейся в непрерывном движении вселенной, в которой всё неразрывно связано со всем, вселенной, образующей некую первоначальную целостность. Отдельные явления, вещи – вторичны и не самостоятельны, они лишь вытекают из этой целостности.

Питер Пауль Рубенс. Персей освобождает Андромеду. 1622.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.


Любая картина художника эпохи барокко в принципе не знает пространственных ограничений, рама лишь искусственно обрывает живописное повествование, поэтому у зрителя всегда остается чувство, что он видел лишь фрагмент чего-то большего, расходящегося во все стороны за пределами полотна. Так, на эрмитажном холсте Рубенса «Персей и Андромеда» край картины «срезает» часть поверженного на землю чудовища, фигуры амурчиков, обступающих со всех сторон Пегаса и его доблестного хозяина. Завитушки и лепные украшения барочных дворцов – это тоже не пустая декорация, не простое потакание вычурному вкусу. Нет, это «прилипшие» к фасаду здания куски бесконечного пространства, великого космоса, обступающего постройку со всех сторон.

Барокко в конце XVI – начале XVII века пришло на смену Ренессансу, культивирующему ясность, цельность, гармоничность, Ренессансу, объявившему человека центром мироздания, мерой всех вещей. XVII столетие – время появления и развития совсем других философских концепций. Вселенная оказывается огромной, безграничной, рядом с нашим миром несутся в пространстве мириады и мириады звездных систем. Математика впервые начинает оперировать понятиями бесконечных рядов, философия в лице Декарта обращается к безграничности познавательного процесса, само мышление оказывается предметом внимательного изучения и скрывает в себе волнующие тайны. Грандиозность явлений, открывавшихся взору исследователя, подавляет. Но одновременно человек впервые оказывается чуть ли не участником космических мистерий, непосредственно соприкасается с такими вещами, о которых вчера еще и не подозревал. Вот этот образ огромного, бесконечного, яростного, бунтующего мира, вовлекающего каждого в свой вселенский водоворот, и являли произведения барочных художников, поэтов, философов, музыкантов.

Павловский дворец, г. Павловск. Арх. Чарлз Камерон. 1782-1787.


Теперь присмотримся к творению Камерона – Павловскому дворцу. Перед нами образчик классицизма. Какая ясность линий! Какое ровное, достойное, радостное спокойствие! Симметричный, гармонически выстроенный фасад, из всех украшений которого выделяются лишь стройные колонны, только подчеркивающие главное – отдельность, суверенность, целокупность здания. Оно не «растворяется» в пространстве, не вырастает из него, оно с ним сосуществует, и хотя вписано в ландшафт, сохраняет с окружающей природой, так сказать, равноправные отношения.

Это доминанта классицизма. Если барокко подчеркивало связанность всего со всем, подвластность каждой человеческой единицы грандиозным космическим процессам, то классицизм говорит о достоинстве отдельной личности, о том, что разные пласты бытия относительно независимы друг от друга.

Перед художниками и поэтами классицистической эпохи стояла важная задача обосновать независимость, суверенность индивида, найти такие природные законы, руководствуясь которыми, человек мог бы противостоять притязаниям хаотических мировых сил на власть над ним. На социальном уровне появление подобной идеологии было связано, конечно же, с возникновением новых относительно экономически независимых групп населения, усилением третьего сословия – буржуазии, претензии которой на участие в общественной жизни привели к грандиозным революциям конца XVIII века.

Опору в противостоянии стихийности классицизм нашел в разуме человека, в его ratio. Вся теория и художественная практика строилась в предположении, что мир, жизнь содержат в себе элементы высокого и низкого; осмысленного, гармоничного и хаотичного, темного, чувственного. Между различными областями человеческой деятельности, между разными социальными слоями пролегали невидимые, но вполне ощутимые границы. Разные сферы бытия человека управлялись различными законами, взгляды на действительность были нормативными. Это означало, что в своих художественных поисках поэт пытался отобразить мир не таким, каким он представал его глазам, а таким, каким он должен был быть. Классицизм имел дело с идеальным персонажем, помещенным в идеальные же обстоятельства.

Еще раз попробуем проследить эту логику. В противовес барокко, представлявшему мир как связную, динамичную, бесконечную целостность, в классицизме действительность оказывается поделенной на относительно независимые сферы бытия. Тем самым как бы обосновывается возможность автономного существования человека. Но где проходят границы между этими сферами, кто их проводит, руководствуясь какими критериями мы определяем область, в которой оказались? Ответ очевиден: проводит эти границы разум, именно он говорит нам, какими идеалами мы должны руководствоваться, занимаясь творчеством, строя семейную жизнь, служа отечеству, удовлетворяя бытовые нужды. То есть ценности, лежащие в основе любой эстетической деятельности, художник берет не из реальной действительности, а исходя из идеальных, нормативных представлений о мире.

Отсюда ведут свое начало различные классицистические теории единства места, времени и действия в драматургии, или «трёх штилей». Последняя закрепляет за каждым из литературных жанров определенные способы работы с художественным материалом, в частности, указывает, какие темы следует раскрывать, пользуясь «высокой» или «низкой» лексикой.

Выделим некоторые черты классицизма:

– ориентация на ясность, композиционную статичность, в основе которой лежит идея об относительной автономности различных явлений действительности, идея суверенности личности, следующей законам разума;

– рационализм как философская основа эстетики: только то прекрасно, морально, совершенно, что отвечает требованиям разума;

– нормативность: любое произведение должно строиться по определенным правилам, отражающим нормативный подход к самой жизни;

– идеальность в отображении действительности: мир изображается не таким, какой он есть, а таким, каким он должен быть;

– ориентация на образы античного искусства, в котором классицизм видит вневременной идеал уравновешенной гармонии и ясности духа.»

Из курса лекций по истории русской поэзии
Tags: XVII век, XVIII век, Машевский, Петербург, архитектура, выписки и записки, искусство, культура, сравнения, человеческий минимум
Subscribe

Posts from This Journal “сравнения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments