Category: путешествия

Встреча в Венеции. Чехов, Суворин, Мережковский, Гиппиус

Антон Чехов. 1891.
Алексей Суворин. 1890-е (?)
Дмитрий Мережковский. 1890-е
Зинаида Гиппиус. 1890-е

Место встречи: Венеция, Италия.
Дата встречи: март-апрель, 1891.
Возраст: Чехову 31 год, Суворину - 56, Мережковскому - 25, Гиппиус - 21.

По кн.: Зобнин Ю. В. Дмитрий Мережковский: Жизнь и деяния. - М., 2008 (ЖЗЛ).

К весне 1891 года молодые супруги [Мережковские венчались в январе 1889 года] уже мечтали о путешествии на юг, в Италию. Особенно нуждалась в этом Гиппиус: она постоянно болела, никак не могла оправиться от перенесенного ею в июле-сентябре 1890 года возвратного тифа. Помимо того, в отличие от Мережковского, Гиппиус до замужества не выезжала за пределы России. В первых числах марта они покинули Петербург. <...>

Маршрут Мережковских пролегал через Варшаву и Вену... в Венецию, которая поразила обоих. <...> В Венеции же произошла встреча, превратившая эту поездку из обычного семейного путешествия в «событие», весьма существенное как для истории творческого развития раннего Мережковского, так и для истории грядущего серебряного века.

Collapse )

Кусочек средней Италии (1). Вступление. Кратко об истории Тосканы

Типичный тосканский пейзаж на фреске Амброджо Лоренцетти "Плоды доброго правления в деревне", XIV в.

Павел Муратов особо выделял в пейзаже Тосканы горизонт, который "всегда твердо и тонко ограничен уходящими одна за другую линиями невысоких гор. Таким должен быть горизонт в отечестве великих художников. Нашей неопределенной грусти, невыплаканной жалобы наших лесов и оврагов здесь нет. Мир здесь таков, каким создал его Бог, даровавший людям плодовые деревья, вино и хлеб, даровавший не только заповедь труда и бремя забот, но и сильные, крепкие, как осенний воздух, радости, светлый и легкий гений искусства".

Хотя фотографиями с видами весенней Тосканы я не запасся (виды, разумеется, чудесные, но это хлеб фотоблоггеров; хорошая серия снимков, например, у satorifoto), надеюсь, утончённая красота здешней природы всё равно явит себя, например, так, как на фреске Амброджо Лоренцетти и у других художников, которых, как можно будет увидеть, она интересовала подчас больше основного, предписанного заказом сюжета. Это, кстати, отдельная интересная тема: может быть, как раз здесь зарождался интерес к пейзажу, осознание красоты природы (да и в самом деле, где, если не в Италии и если не в Тоскане?). Уже после того, как были написаны предыдущие строки, при беглой попытке узнать, что думают насчёт появления пейзажной живописи специалисты, с приятным удивлением обнаружил у Кеннета Кларка ("Пейзаж в искусстве") следующее: "...Именно в сиенской живописи следует искать ощущение красоты природы... И мы находим его в творчестве Симоне Мартини и братьев Лоренцетти. Самые ранние из дошедших до нас пейзажей в современном понимании этого жанра мы находим на фресках Амброджио Лоренцетти «Аллегории доброго и злого правления»". Значит, мы на верном пути.

Collapse )

Сунион без заката


Храм Посейдона. Мыс Сунион, Греция. Ок. 440 до н. э.

Мыс Сунион – одновременно обязательный и необязательный пункт в программе любой обширной туристической экскурсии по материковой Греции, обычно завершающий день поездки по Аттике, вишенка на торте. На Сунион путешественника везут любоваться морским закатом, отбрасывающим волшебный отблеск на колонны храма Посейдона, которые древними видениями возвышаются на морском обрыве.


Посейдон – бог с характером анархическим и разрушительным, как и сама стихия, персонифицированная в нём. Вероятно, поэтому ему не везло с тем, чтобы стать полноценным покровителем какого-нибудь города. Храмы воздвигались ему чаще не как чистосердечный дар, а скорее как вынужденная и обременительная дань. Так, храмом на острове Фера греки откупались от землетрясений, храмом в Аргосе – от наводнений, в Трезене – от порчи земли морской солью.

Сунион тем более не был средоточием бурной полисной жизни. Местное святилище удалено от Афин на несколько десятков километров и находится в буквальном смысле на краю земли. Так склочному дедушке наследники покупают отдельную квартиру на окраине города и навещают по праздникам. Впрочем, на Сунионе Посейдон получил некоторую компенсацию за проигранный спор с Афиной о покровительстве над Аттикой: здесь находились храмы обоих богов, но храм Посейдона на высокой скале явно доминирует. В наши дни его превосходство ещё более очевидно, так как от храма Афины остался лишь фундамент, и глядя со скалы, не так просто даже разглядеть эти останки в пёстром пейзаже.

Collapse )

Встречи. Карамзин и Кант

Место встречи: Кенигсберг, Пруссия.
Дата встречи: 18 июня 1789.
Возраст: Карамзину 22 года, Канту - 65.

Будучи практически в самом начале своего путешествия по Европе, которое продлится полтора года, Николай Карамзин, прибыв в 7 утра в столицу Пруссии Кенигсберг, едва пообедав, отправляется незваным гостем к великому и ужасному Иммануилу Канту.

Размышляя о целях путешествия Карамзина в целом и посещения европейских властителей дум в частности, Ю. М. Лотман напрочь отвергает версию о легкомысленном, "туристическом" настрое будущего росского летописца. Так, он отмечает, что "при каждой из встреч его со знаменитыми деятелями культуры выясняется, что путешественник уже предварительно прочел все важнейшие сочинения этого автора и теперь хочет дополнить знание его идей впечатлением от его личности" и приходит к выводу, что "Карамзин отправился в путешествие, чтобы заглянуть в лицо европейской культуры. Его интересовали не знаменитости. Он не был туристом, спешащим увидеть неизвестное. Ему надо было увидеть хорошо известное, поверить впечатления от книг личным знакомством так же, как он поверял хорошо изученные по книгам и описаниям пейзажи и исторические памятники непосредственными впечатлениями. Отправляясь в путь, он уже знал Европу. Надо было выяснить, можно ли ей верить" (Лотман Ю. Сотворение Карамзина).

Поблагодарив Юрия Михайловича за разъяснения, предоставим, однако, слово и самому "русскому путешественнику":
Collapse )

Встречи. Монтень и Тассо


Флёри-Франсуа Ришар. Монтень и Тассо. 1821.
Музей изящных искусств, Лион.

Место встречи: Феррара, Италия.
Дата встречи: ноябрь 1580.
Возраст: Монтеню 47 лет, Тассо - 36.

Эта встреча, может быть, из числа тех случайных и мимолётных сближений больших планет, которые поражают воображение только на расстоянии веков, а для современников остаются часто незамеченными.

В 1580 году, издавший после долгого, десятилетнего уединения первые две книги своих "Опытов", уже терзаемый каменнопочечной болезнью (которая и сведёт его в конце концов в могилу), юрист, книгочей и "начинающий писатель" Мишель де Монтень отправляется в путешествие по Германии, Швейцарии и Италии. В ноябре он посещает Феррару, город поэтов, находившийся под властью династии Эсте. Здесь полтора года назад герцог Альфонс II упёк в больницу Святой Анны, где содержались сумасшедшие, Торквато Тассо, бывшего своего любимца, придворного поэта и историографа. К моменту визита Монтеня "строгий режим" заключения Тассо был смягчён: его освободили от цепей, вместо "одиночной камеры" предоставили несколько комнат, где он мог писать стихи и письма, принимать гостей. Однако, душевное состояние его было, по-видимому, плачевным, о чём мы узнаём от самого Монтеня:

Collapse )